ЦРУ прислало маляву из иного измерения

Сегодня получил по электронной почте загадочное сообщение за подписью (встроена как картинка) своего бывшего начальника по работе на белорусской службе «Радыё Свабода» Александра Лукашука. Само сообщение адресуется некоему «al», хоть дальше в тексте стоит мое имя. Но дело не в этом. Загадочность в том, что меня с “большим сожалением” уведомляют, что со мной расторгается договор фрилансерской работы (по нашему – внештатного сотрудника), который заключался аж 3.08.2009 (я тогда находился в Минске и ничего не подписывал – подписал уже потом в Праге задним числом) на время тестирования меня перед приемом на работу в пражское бюро в качестве штатного сотрудника.

Загадочность на этом не заканчивается. Мне сообщается, что Договор перестает действовать 31.08.2018, и мне дается месяц на возврат «всей документации, ключей, материалов, мобильного телефона и иного оборудования и имущества, выданного мне» (all documentation, keys, materials, mobile telephone and other equipment and property assigned to you temporarily for your projects by the Company). А ведь после того, как я покинул РС по окончании моего штатного контракта 31.03.2011, я с этой конторой больше никаких дел не имел.

А тут оказывается, что я, сам того не зная, целых десять лет (даже когда год был штатным) был внештатным сотрудником РС (считай — агентом ЦРУ) и владел неким их оборудованием, ключами и мобильником. Тогда мне причитается жалование как минимум в тысячу баксов в месяц (среднее в минском бюро). И как тогда объяснить отказ опубликовать мой материал о «Прокопенягейте» в сентябре аж 2017 года? Тогда на моё предложение несменяемый уже 20 лет начальник Свабодки ответил следующее: «Рэдакцыя зь бюджэтных прычынаў пакуль ня мае магчымасьці супрацы для новых аўтараў». Какой новый автор? Я ведь к тому времени уже 8 лет как был внештатным сотрудником, судя по пришедшему уведомлению. Где деньги, Александр? И где мобильник и прочие материальные ценности? Вдруг мне там автомобиль полагался? А ключи, не исключено, были от квартиры, с деньгами или без.

Хотя, если учесть, что его сегодняшняя малява адресована в иной пространственно-временной континуум, где сейчас 31 июля 2018 года, а не 11 января 2019, то, надо думать, там же находятся и мои деньги, и выданные мне во временное пользование служебные гаджеты с автомобилями, ключи от квартиры,  равно как и шифры с паролями.

Впрочем, есть у этой малявы более зловещий смысл (так и хотелось сказать, злавешчая цень Пазьняка (с)В.Шалкевич https://www.youtube.com/watch?v=HjY1R6kT3F4). Там в конце есть абзац, что я ни при каких обстоятельствах (надо думать, даже под пытками «кровавой гэбни») не должен раскрывать ни толики информации, связанной с Конторой. Бессрочно, до смерти. (You shall under no circumstances disclose information belonging to the Company or related to the Company or its activity or information given to the Company in accordance with the Agreement, even after expiration of the Agreement.)

Наконец до меня дошло, почему редкие из бывших сотрудников Радио Свобода пишут мемуары о работе там. Всех держат за… каждого за свое нужное место. Для этого и выдают им Гринкарты, даже с нарушением миграционного законодательства США (я подробно описал это в другом материале). Поедет человек в Штаты, а там его ЦРУ в Гуантанамо закатает на сеансы утоплений. Или адвокаты (которые «за деньги могут даже черта оправдать» (с)Вилли Токарев) через американские суды (тот еще страх и ужас тамошней жизни) почище раскатают в пыль. Даже само присланное мне сообщение содержит (по все той же жизненной иронии) слово «ликвидировать» (The Agreement will be terminated as of 31.08.2018.)

Но так получилось, что я живу в стране с «крывавым рэжымам», а не в «самой демократической стране мира». Судебный процесс ЦРУ, пускай и скрывающейся за фасадом американской некоммерческой медиакорпорации, ведущей против белорусского государства пропагандистскую (только ли?) войну, против белорусского гражданина в белорусском суде — из области фантастики. Кроме того, у меня есть и встречные претензии к Конторе. Ведь в обсуждаемой маляве есть строки и в мою пользу – о том, что при моем ответе на нее (в самом низу есть место для моей подписи в получении) я расписываюсь и в том, что отказываюсь от любых незавершенных обязательств и претензий к Конторе. (You hereby agree that, upon your receipt of this notice, you do not have any outstanding obligations or claims against the Company arising from the Agreement.)

А претензий много: материальные, моральные, физические (приобретенный в результате работы на Радио Свобода посттравматический стресс) и, как это ни высокопарно звучит – гражданские. Мои мемуары о работе на Радио Свобода не являются личной вендеттой против американского гражданина Лукашука, как пробуют распускать слухи его холуи и подельники,  а против той системы, которую они хотят установить на своей бывшей Родине. Где будут править такие как они по указке Вашингтона. В Штаты я ехать не собираюсь – я там дважды был, ничего особо хорошего там нет. А свой марионеточный режим они тоже здесь не установят. Во всяком случае при моей жизни. Мне ее не так и много осталось, но и после меня вряд ли новые полицаи смогут импортировать сюда свой «новый мировой порядок», как его когда-то провозгласил Буш-старший, до своего президентства бывший главой ЦРУ, если кто забыл.

P.S. Вот что пишет о затыкании ртов бывшим сотрудниками РС прежний сотрудник туркменской службы Мурат Рахимов, которого я уже цитировал в предыдущем материале. Там много букв, но я настойчиво рекомендую почитать. Мурат пишет такое, что мне с моим жалким опытом до него далеко.

В ЭФИРЕ – РАБСТВО. Часть-1
В ЭФИРЕ – РАБСТВО. Часть-2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + девять =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.